Имеет ли юридическую силу соглашение о намерениях

Предварительный договор или соглашение о намерениях

Имеет ли юридическую силу соглашение о намерениях

Часть первая. Размышления.

В экономическом обороте встречаются ситуации когда объект недвижимости еще не оформлен, а собственник уже намерен получить доходы от его реализации. Да и законодательство позволяет это сделать. Но всегда ли происходят подобные операции гладко. Практика показывает что не всегда, особенно если такие предприниматели занимаются «самолечением» либо привлекают неквалифицированных «докторов».

ст. 429 ГК РФ предусматривают возможность заключения предварительного договора. Согласно диспозиции определяется что предметом является принятие сторонами на себя обязательств по заключению в будущем полноценного договора купли – продажи.

Кроме этого законодателем установлено, что в предварительном договоре должны быть указаны все существенные условия на которых стороны будут в будущем заключать основной договор, а также предмет будущего договора (ч.2 и 3 ст. 429 ГК РФ), т.

е. применительно к нашему случаю – что именно будет являться предметом будущей купли – продажи. Также ст. 422 ГК РФ императивно устанавливает, что договор должен соответствовать обязательным правилам и требованиям, установленным законом.

И в этом случае в части регулирования вопроса о предмете будущей купли – продажи недвижимости должна корреспондирующим образом применяться ст. 554 ГК РФ, которая определят какие именно сведения должны содержаться в тексте договора, позволяющие определить его предмет.

Как указывает п.2 Постановления Пленума ВАС РФ №54 от 11.07.2011г.

таковыми могут являться местонахождение возводимой недвижимости, ориентировочная площадь будущего здания или помещения, иные характеристики, свойства недвижимости, определенные, в частности, в соответствии с проектной документацией. Соответственно, анализируя ст.

554 ГК РФ в свете Постановления Пленума можно сделать вывод о том, что сведениями, описывающими предмет сделки могут являться любые данные, позволяющие однозначно определить объект на месте и выделить его среди массы других.

В силу того, что ст. 554 ГК РФ устанавливает обязательное правило отражения предмета договора, она же устанавливает и обязательные последствия его несоблюдения. Таковым является признание договора незаключенным.

В силу того, что сам по себе предварительный договор порождает обязательство заключить договор в будущем на определенных в нем условиях, то защите подлежит именно обязательство заключить договор на определенных условиях. Согласно ч. 5 ст.

429 ГК РФ применима судебная защита в виде возможности предъявления иска о понуждении к заключению договора, что влечет на основании ст.

445 ГК РФ признание такого договора заключенным с момента вступления соответствующего решения суда в законную силу.

В случае, если сторонами по недогляду либо со злым умыслом некорректно описан предмет будущей сделки само по себе обязательство заключить договор не порождается. Это обусловлено как самим императивом, установленным законодательством (ст. 554 ГК РФ), так и логикой закона. На самом деле какое требование может предъявить истец? Заключить договор купли – продажи того не знаю чего?

В пункте 8 Постановления Пленума ВАС РФ №54 от 11.07.2011 определено, что в случае если в рамках предварительного договора была произведена оплата существенной части стоимости предмета будущей сделки, то такой договор следует признавать как договор будущей недвижимости с условиями предварительной оплаты.

Между тем, по смыслу пункта 8 и прочих пунктов (2, 3 и 5) указанного Пленума следует, что договор купли-продажи будущей недвижимой вещи относится к продаже недвижимого имущества, которое будет создано или приобретено в последующем.

Там же указывается, что споры, вытекающие из указанного (предварительного) договора, подлежат разрешению в соответствии с правилами ГК РФ о договоре купли-продажи, в том числе положениями пунктов 3 и 4 статьи 487 Кодекса, и с учетом разъяснений, содержащихся в пунктах 2, 3 и 5 настоящего Постановления.» (2, 3 и 5) разъясняют, что «в соответствии со ст. 554 ГК РФ в договоре купли-продажи недвижимости должны быть указаны данные, которые позволяют установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе сведения о расположении недвижимости на соответствующем участке либо в составе другого недвижимого имущества.

Если сторонами заключен договор купли-продажи будущей недвижимой вещи, то индивидуализация предмета договора может быть осуществлена путем указания иных сведений, позволяющих установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору (например, местонахождение возводимой недвижимости, ориентировочная площадь будущего здания или помещения, иные характеристики, свойства недвижимости, определенные, в частности, в соответствии с проектной документацией)». (см. п.2 Постановления Пленума ВАС РФ №54 от 11.07.2011) 

Если эти сведения отсутствуют в договоре, условие о недвижимом имуществе, подлежащем передаче, считается несогласованным, а соответствующий договор – незаключенным (пункт 3 Постановления).

В такой ситуации закономерным встает вопрос – какова природа такого предварительного договора, имеющего порок предмета? Порождает ли он какие либо права и обязанности?

Если исходить из того, что в силу ст.422, 429, 554 ГК РФ такой договор считается не заключенным, то он и не порождает права и обязанности на условиях им определяемых.

Соответственно, если договор не порождает обязательных и охраняемых прав и обязанностей, то его юридическая сила равна нулю и он является соглашением о намерениях. Исполнение обязательств сторонами зависит только от их доброй воли и ничем не охраняется.

 А если стороны в рамках этого договора совершили какие либо действия (выплачен аванс, проведена какая то работа), то эти отношения стоит квалифицировать как отдельные самостоятельные действия в рамках гражданского оборота.

А именно если произведена предоплата, в т.ч. и под видом задатка, то такой платеж нельзя считать задатком, а следует исходить из того, что это неосновательное обогащение со стороны продавца.

Если договором обусловлено проведение каких то работ, то стоимость этих работ можно взыскивать с их выгодоприобретателя либо как неосновательное обогащение либо как стоимость подрядных работ и т.п.

В дальнейшем на примере конкретного дела будет подготовлена статья о взаимосвязи предварительного договора с пороком предмета на уступленное по цессии право требования на заключение договора.

Источник: https://pravorub.ru/articles/87076.html

Договор о намерениях

Имеет ли юридическую силу соглашение о намерениях

Что представляет собой договор о намерениях? В чем его различия от предварительного договора? Обязательно ли его исполнять?

Статья подготовлена специалистами компании «РосКо – Консалтинг и аудит» https://rosco.su/

Прежде всего, отметим, что в гражданском законодательстве такая конструкция договора отсутствует, однако в соответствии с п.2 ст.421 ГК РФ стороны вправе заключить договор, не предусмотренный законом и иными правовыми актами (непоименованный договор).

Так, стороны могут закрепить свое желание о сотрудничестве в протоколе (соглашении, меморандуме, договоре). 

Такой договор (соглашение) чаще всего называют договором (соглашением) о намерениях. Соглашение о намерениях не влечет юридических последствий заключить основной договор (в отличие от предварительного договора), за исключением случаев, когда в договоре о намерениях содержатся признаки, характерные для предварительного договора.

При оценке судом того, является ли договор непоименованным, принимается во внимание не его название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и т.д. (п.5 Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 г. №16 «О свободе договора и ее пределах»).

Важно! То есть если стороны назвали соглашение договором о намерениях, то наполнили договор существенными условиями, характерными для предварительного договора, то суд переквалифицирует соглашение о намерениях в предварительный договор и, соответственно, может обязать стороны к заключению основного договора. 

КАКИЕ УСЛОВИЯ ПОЗВОЛЯЮТ ПЕРЕКВАЛИФИЦИРОВАТЬ ДОГОВОР О НАМЕРЕНИЯХ В ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ?

Как уже было отмечено, договор о намерениях не содержит обязательств сторон и нет никаких жестких правил относительно его оформления.

В договоре о намерениях обычно приводится следующая информация: 

  • наименование контрагентов в соответствии с учредительными документами;
  • содержание договора о намерениях (например, организация встреч, этапы планируемого сотрудничества, ценовой диапазон на товары, работы, услуги и т.п.).

В отличие от соглашения о намерениях предварительный договор четко структурирован, имеет обязательные условия и содержит обязательства сторон.

И поскольку такое соглашение содержит конкретные обязанности сторон, то стороны должны их исполнить (п.1 ст.

420, п.2 ст.421, ст.309 ГК РФ). 

СУЩЕСТВЕННЫЕ УСЛОВИЯ ДОГОВОРА

Так, высшими судьями была рассмотрена следующая ситуация.

Компания обратилась в суд об обязании исполнить в полном объеме обязанности, принятые в протоколе о намерениях, а именно: совершить все необходимые действия в соответствии с протоколом о намерениях для заключения и регистрации долгосрочного договора аренды на 19,8 кв.

м, на условиях типового договора аренды и на условиях по арендной плате, определенной независимым оценщиком, в том числе согласовать указанный договор аренды с Федеральным агентством по управлению государственным имуществом, Федеральным агентством научных организаций, а в случае необходимости – иными государственными инстанциями.

Компания занимает спорные помещения и вносит плату за их использование с 2004 года, то есть фактически является арендатором. По ее мнению, протокол о намерениях отвечает требованиям, предъявляемым к предварительному договору, поскольку содержит все необходимые условия. 

ДОСУДЕБНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ СПОРОВ

Важно! Однако высшие судьи отметили, что протокол о намерениях не содержит существенного условия договора аренды (соглашения о размере арендной платы за помещение), а также обстоятельство несогласованности сторонами объекта договора аренды, ввиду определения лишь приблизительной площади помещения. Судьи также признают неосновательными доводы о фактическом пользовании помещением с 2004 года, поскольку данные обстоятельства не отменяют необходимость соблюдения требований к форме и содержанию договора аренды (Определение ВС РФ от 23.08.2017 г. №305-ЭС17-11160). 

ДОГОВОР О НАМЕРЕНИЯХ (ОБРАЗЕЦ)

Образец договора о намерениях представлен ниже:

ДОГОВОР О НАМЕРЕНИЯХ

заключить договор купли-продажи

г. Москва                                                                                                           «14»февраля 2019 г.

Общество с ограниченной ответственностью «Лютик» в лице генерального директора Лютикова Нарцисса Федоровича, действующего на основании устава, с одной стороны и общество с ограниченной ответственностью «Цветочек» в лице генерального директора Цветкова Венера Раиловича, действующего на основании устава, с другой стороны, совместно именуемые в
дальнейшем «Стороны», заключили настоящий договор (далее по тесту – Договор) о нижеследующем.

1. Стороны исходят из того, что их интересам соответствует обсуждение поставки пластмассовых изделий.

2. Стороны изъявляют намерение заключить договор купли-продажи сроком на один год.

3. Стороны намереваются обсудить график поставок пластмассовых изделий, диапазон цен на поставляемые изделия.

4. Для обсуждения проекта поставки пластмассовых изделий Стороны планируют провести несколько встреч до 20 ноября 2019 года.

5. Стороны назначают своих полномочных представителей для проведения консультаций и переговоров на предмет реализации предусмотренных настоящим договором договоренностей.

6. Настоящийдоговор не налагает на Стороны никаких юридических обязательств.

7. Подписи Сторон.

Общество с ограниченной ответственностью

«Лютик»

126009, г. Москва, ул. Новая Басманная, д.9/1

ИНН/КПП 725123436/770801001

р/с 40702810400000001234 в АКБ «Звездный»

к/с 30101810400000004253

БИК 044583222

ОГРН 1234567890124

Генеральный

директор  _______  Н.Ф.Лютиков

Общество с ограниченной ответственностью «Цветочек»

126009, г.Москва, ул. Новая Басманная, д. 20

ИНН/КПП 7708123456/770801001

р/с 40702810400000004525 в АКБ «Звездный»

к/с 30101810400000000222

БИК 044583222

ОГРН 1234567890123

Генеральный

директор  _______  В.Р. Цветков

Если в договоре о намерениях указать, что стороны в дальнейшем обязуются заключить договор купли-продажи, а также перечислить его существенные условия, то такой договор может быть признан предварительным договором. 

ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ С ROSCO!

ЮРИСТЫ «РОСКО» ВСЕГДА ПОМОГУТ РАЗОБРАТЬСЯ ВО ВСЕХ ТОНКОСТЯХ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Составление договора юристом, цена которого доступна, станет гарантией отсутствия ошибок, охвата всех данных и соответствия закону. Они своими знаниями компенсируют стоимость услуги: составление и оформление договоров будет качественным, с учетом всех нюансов.

Важно! Эксперты компании «РосКо» возьмут на себя разработку нового договора (в т.ч. договора о намерениях), пролонгацию «старого» договора, учитывая специфику вашего бизнеса, пожелания.

Наш юрист по заключению договоров сможет грамотно и с выгодой для Вас изложить условия соглашения и избежать правовые риски, возникающие из договоров.

Юристы «РосКо» обладают существенным опытом по составлению договоров, сопровождению сделок и судебных процессов.

Наши юристы по составлению договоров могут составить любой коммерческий договор между юридическими лицами (договор купли-продажи, поставки, аренды, подряда, об оказании услуг, займа, перевозки, хранения, поручения, комиссии, агентирования и пр.). 

Мы обладаем огромным опытом по составлению корпоративных, трудовых договоров и договоров в отношении объектов интеллектуальной собственности. 

Наша компания оказывает услуги по составлению и разработке договоров в Москве и обеспечивает их стабильно высокое качество и доступную стоимость.

Мы поможем сократить все перспективные риски, получить от контрагентов желаемые результаты и избежать неоднозначных толкований и «белых пятен».

Источник: https://zen.yandex.ru/media/roscoaudit/dogovor-o-namereniiah-5d4723c8a660d700add2f2fb

Соглашение о намерениях – что это и зачем?

Имеет ли юридическую силу соглашение о намерениях

Практически каждый из нас хотя бы раз слышал о таком понятии – соглашение или договор о намерениях. Но каково практическое и юридическое значение такого договора? Чего стоит ожидать после его подписания, а чего – нет? Эти вопросы я постараюсь осветить в сегодняшней колонке.

Юридическое значение соглашения о намерениях

Говоря о юридическом значении соглашения о намерениях, следует отметить, что действующее гражданское законодательство не содержит подобного института. Наиболее близким понятием, с точки зрения автора, является институт предварительного договора. Напомню, что согласно статье 429 Гражданского кодекса:

“По предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором”.

При этом “предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора”. В случае же уклонения одной из сторон от заключения договора, “применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 настоящего Кодекса”, т.е. о заключении договора в обязательном порядке.

Однако можно ли считать, что соглашение о намерениях равнозначно предварительному договору? При ответе на это вопрос следует обратится к статье 431 Гражданского кодекса (Толкование договора) “При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом”. Если указанные правила “не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон”.

Какой вывод можно сделать из указанного? Соглашение о намерениях приобретет силу предварительного договора только в том случае, если в соглашении в более-менее (желательно, конечно, в более) однозначных выражениях будет указано на обязательность заключения по его итогам договора. Это могут быть такие выражения как:

  • “стороны обязуются заключить вышеуказанный договор…”;
  • “стороны подпишут указанный договор в течение …”;
  • и тому подобные.
  • В случае же, если соглашение будет содержать выражения наподобие:

  • “стороны планируют рассмотреть возможность сотрудничества”;
  • “стороны проведут дополнительные переговоры”;
  • “финансовые условия отношений сторон будут обсуждены дополнительно” – скорее всего, предварительным договором его не признают.
  • В таком случае, следует считать, что сторонами в силу статьи 421 Гражданского кодекса, заключен непоименованный договор:

    “Граждане и юридические лица свободны в заключении договора… Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами”.

    Суть же этого договора я бы предложил определить так:

    “соглашение о намерениях – непоименованный в гражданском законодательстве, но и не противоречащий ему договор, носящий организационные функции и очерчивающий рамки будущего сотрудничества сторон”.

    Практическое значение соглашения о намерениях

    Однако имеет ли соглашение о намерениях практическое значение, если мы соглашаемся, что юридически обязательных норм оно не содержит? С точки зрения автора данных строк, на этот вопрос должен быть дан безусловно положительный ответ. Ведь соглашение о намерениях позволяет решить сразу две важные практические задачи:

    1. Фиксация определенных переговорных успехов сторон

    Так, с помощью соглашения можно обговорить варианты, заранее признанные сторонами неподходящими, или, наоборот, подчеркнуть варианты, оставшиеся в рассмотрении.

    Можно установить вероятные границы цены, согласовать обращение к оценщику или посреднику, обговорить обязательные условия продолжения переговоров и т.п.

    Кроме того, такая фиксация позволяет избежать возможного недопонимания сторон.

    2. Психологическое воздействие на стороны

    Общеизвестно, что репутация в бизнесе все-таки имеет немаловажное значение. Можно юридически уйти от выполнения обязательств, однако если станет известно, что сторона отказалась выполнять условия, согласованные в письменном виде, ее репутация от этого явно не выиграет.

    Также наличие письменного документа оставляет возможность негласной апелляции к вышестоящему представителю второй стороны, например, обращение к собственнику бизнеса с указанием на невыполнение топ-менеджером условий соглашения.

    В целом, следует заключить, что соглашение о намерениях – вполне жизнеспособный инструмент практического ведения бизнеса.

    Источник: https://ppt.ru/news/105235

    Юридическая сила протоколов о намерениях, предварительных договоров и протоколов разногласий (проблемы, арбитражная практика) — Audit-it.ru

    Имеет ли юридическую силу соглашение о намерениях

    Юлия Гаврилова, юрисконсульт
    АКГ «Интерком-Аудит»

    в Финансовой газете №10, 04.03.2009

    Необходимость партнеров по бизнесу подтвердить установление партнерских связей приводит к заключению предварительных договоров либо иных соглашений (например, протоколов о намерениях, партнерских соглашений), по своей сути являющихся  предварительными договорами.

    1. Выбор наименования документа для оформления партнерских отношений.

    При толковании договора (например, для разрешения споров) и стороны, и суды руководствуются не названием документа, а его буквальным содержанием.

    Следовательно, название документа, закрепляющего партнерские отношения сторон, будь то предварительный договор или протокол о намерениях, не имеет принципиального значения.

    Стороны свободны в выборе оформления своих отношений, важно лишь действительное содержание норм, включаемых в договор.

    Гражданское законодательство, которым должны руководствоваться стороны при заключении любого вида договора, закрепляет понятие лишь одного из подобных документов – предварительного договора.

    Оно содержится в статье 429 ГК и сформулировано следующим образом: по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

    Таким образом, какое бы наименование стороны ни присвоили заключаемому соглашению такого рода, определяемые им правоотношения будут соответствовать одной юридической конструкции – предварительному договору.

    2. Предварительный договор или протокол разногласий?

    Условия договора, который планируется к заключению в будущем, могут согласовываться сторонами в протоколе разногласий, который не является по своей сути предварительным договором, хотя и содержит пожелания сторон по поводу условий основного договора.

    В некотором смысле протокол разногласий можно противопоставить предварительному договору: в предварительном договоре закреплены условия, которые полностью согласованы сторонами, а в протоколе разногласий стороны извещают своих партнеров о своем несогласии с определенными условиями проекта договора.

    Но наблюдается и определенное сходство между этими документами: и тот, и другой имеют своей целью наиболее полное согласование сторонами условий договора.

    Часть 1 статьи 445 ГК определяет протокол разногласий как «акцепт оферты на иных условиях».

    Проще говоря, протокол разногласий – это своеобразное предложение изменить определенные условия проекта договора, которое противоположная сторона может принять либо отклонить, а также может сделать встречное предложение.

    Итогом переговоров, оформляемых протоколами разногласий, в идеале должно стать подписание договора на условиях, устраивающих обе стороны. В случае, если стороны так и не придут к согласию по поводу условий договора, они могут отказаться от его заключения.

    Таким образом, подписание протокола разногласий не порождает конкретных прав и обязанностей сторон в отличие от предварительного договора, в этом заключается разница между юридической силой предварительного договора и протокола разногласий.

    Протокол разногласий является документом, подтверждающим, что стороны не пришли к согласию по поводу каких-либо условий договора, следовательно, договор, к которому составлен протокол разногласий, не может быть заключен (согласно статье 432 ГК, договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора).

    Данные выводы подтверждаются судами: например, определением от 21 декабря 2007 года №17037/07 ВАС РФ подтвердил правильность решений нижестоящих судов по рассматриваемому делу о признании договора о выполнении работ незаключенным, так как к подписанному договору прилагался протокол разногласий (дело №А40-611/07-1-4).

    3. Форма предварительного договора.

    Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора, а если форма основного договора не установлена, то в письменной форме (часть 2 статьи 429 ГК).

    Следует иметь в виду, что сделки, хотя бы одним участником которых является юридическое лицо, должны совершаться в письменной форме (статья 161 ГК), поэтому и предварительные договоры с участием организаций также должны быть оформлены письменно.

    При заключении предварительного соглашения к основному договору, подлежащему государственной регистрации (например, купля-продажа недвижимости, аренда недвижимости на срок более года), может возникнуть вопрос о необходимости регистрации предварительного договора в порядке, предусмотренном для основного договора.

    Разъяснения по этому вопросу дал Президиум Высшего арбитражного суда РФ в Информационном письме №59 от 16 февраля 2001 года. Согласно пункту 14 данного Письма, предварительный договор, по которому стороны обязуются в будущем заключить договор, подлежащий государственной регистрации, не подлежит государственной регистрации.

    К такому выводу суд пришел при рассмотрении дела по иску индивидуального предпринимателя к акционерному обществу о принуждении последнего заключить с ним договор аренды здания сроком на 25 лет.

    Акционерное общество не соглашалось с обязанностью заключить договор аренды, ссылаясь на то, что предварительный договор, в котором стороны договорились заключить договор аренды, не был зарегистрирован в надлежащем порядке.

    Суд кассационной инстанции удовлетворил иск индивидуального предпринимателя, объяснив свое решение тем, что в силу пункта 2 статьи 429 ГК к предварительному договору применяются только правила о форме основного договора.

    Условие об обязательной государственной регистрации договора аренды здания или сооружения на срок не менее одного года не является элементом формы этого договора. Предварительный договор, по которому стороны обязались заключить договор аренды здания, подлежащий государственной регистрации, не является также и сделкой с недвижимостью, исходя из требований статьи 164 ГК. Предметом предварительного договора является обязательство сторон по поводу заключения будущего договора, а не обязательства по поводу недвижимого имущества.

    4. Условия предварительного договора.

    Статья 429 ГК предписывает, что предварительный договор должен содержать существенные условия основного договора, который стороны планируют заключить в будущем, а также срок, в который стороны обязуются заключить основной договор.

    Следует заметить, что включение указанных условий в предварительный договор является необходимым для соблюдения интересов сторон, каждая из которых заинтересована в том, чтобы заключить основной договор не на абстрактных условиях, а на вполне определенных и выгодных для данной стороны. Если в предварительном договоре не будут указаны существенные условия основного договора, то из смысла такого документа не будет ясным, какой именно договор решили заключить стороны, следовательно, и принудить контрагента к заключению основного договора не представится возможным.

    В судебной практике имеется случай, когда стороны заключили договор о намерениях, а суд разъяснил, что данный договор не порождает никаких конкретных прав и обязанностей для сторон, так как он не содержит существенных условий основного договора, подлежащего заключению в будущем (Постановление ФАС Московского округа от 10 сентября 2003 года по делу №КГ-А41/6364-03-П).

    Закон устанавливает «по умолчанию» срок, в который должен быть заключен основной договор, – один год с момента заключения предварительного договора. Такой срок будет действовать в случае, если стороны не укажут в предварительном договоре иной срок для заключения основного договора.

    Арбитражными судами неоднократно рассматривались дела о принуждении к заключению договора на основании предварительных договоров, срок действия которых истек.

    Судебная практика по таким спорам единообразна: требования о принуждении к заключению договора не удовлетворяются, если срок, установленный в предварительном договоре для заключения основного, истек.

    Например, постановлением ФАС Волго-Вятского округа от 15 октября 2008 года по делу №А79-516/2008 суд удовлетворил требования истца по возврату денежных средств, уплаченных в счет договора купли-продажи, который должен был быть заключен в будущем согласно предварительному договору между сторонами.

    В течение срока, установленного предварительным договором, стороны так и не заключили основной договор, из чего следует, что у стороны, которая должна была стать продавцом по основному договору, отсутствуют основания для получения денежных средств истца.

    Таким образом, суд признал, что даже оплата по еще не заключенному основному договору не доказывает факт его заключения, а также невозможно принудить сторону к заключению основного договора в случае, если срок, установленный в предварительном договоре для заключения основного, истек.

    5. Обеспечительный платеж по предварительному договору.

    Стороны предварительного договора зачастую включают в договор условие об обеспечительном платеже.

    Например, при заключении предварительного договора аренды обеспечительный платеж, произведенный будущим арендатором, после заключения основного договора аренды будет зачислен в счет арендной платы за определенный период.

    В случае незаключения основного договора в надлежащий срок обеспечительный платеж должен быть возвращен стороне, которая его произвела.

    Вопрос о включении в предварительный договор условия об обеспечительном платеже является спорным, ведь сам предварительный договор, как правило, не порождает конкретных прав и обязанностей для сторон, кроме обязанности заключить в будущем основной договор.

    Таким образом, у сторон не возникает оснований для денежного обязательства – ведь договор о встречном исполнении еще не заключен. Однако, практика показывает, что суды не относятся к обеспечительным платежам как к чему-либо незаконному, допуская включение условия об обеспечительном платеже в предварительный договор.

    Например, судом было рассмотрено дело о взыскании суммы обеспечительного платежа, а также процентов за пользование чужими денежными средствами, обществом с ограниченной ответственностью с индивидуального предпринимателя.

    Данный обеспечительный платеж был произведен обществом в счет основного договора аренды, который так и не был заключен впоследствии.

    Суд при рассмотрении дела не указал на незаконность включения в предварительный договор условия об обеспечительном платеже, однако, при этом, признав пользование данными денежными средствами незаконным (так как у индивидуального предпринимателя не было оснований для удержания денежных средств общества).

    По результатам рассматриваемого дела суд обязал индивидуального предпринимателя вернуть обеспечительный платеж в полном размере и выплатить проценты за пользование чужими денежными средствами (решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19 ноября 2007 года по делу №А56-19751/2007, подтверждено определением ВАС РФ от 16 декабря 2008 года №15811/08).

    6. Ограничения при заключении предварительных договоров.

    Гражданское законодательство прямо не называет случаев, в которых заключение предварительного договора невозможно. Однако, из существа некоторых правоотношений вытекает, что предварительная договоренность по поводу их возникновения не может быть оформлена путем заключения предварительного договора.

    Например, такое ограничение вытекает из сути соглашения об отступном: в Постановлении от 13 апреля 2006 года по делу №КГ-А40/2637-06 ФАС Московского округа верно отметил, что предварительный договор является основанием возникновения обязательства в будущем, а не основанием прекращения обязательства в будущем, и отказал в удовлетворении требования истца о понуждении ответчика к заключению основного договора об отступном на условиях предварительного договора об отступном.

    Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/contracts/a67/185895.html

    Соглашение о намерениях

    Имеет ли юридическую силу соглашение о намерениях

    Просмотров данной статьи: 12 296

    Соглашение о намерениях имеет юридическую силу в зависимости от того, как ведут себя стороны. Судом оно может считаться обязательным или же не быть таковым.

    Деловая практика документировать результаты переговоров пришла к нам с запада, и устные договоренности начали постепенно терять актуальность и использоваться все реже. Документально закрепленные итоги переговоров можно считать соглашением о намерениях.

    Соглашение о намерениях способно нести различную степень нагрузки для выполнения. Каждая из сторон может по-своему понимать обязанности и цели подписываемого документа.

    Так, одна сторона может, например, считать подписанный документ предварительным договором, а другая же рассматривает такое соглашение как сугубо технический документ.

    Но, несмотря на такие разногласия, судебная практика очень часто показывает несколько иной результат рассмотрения дел с участием соглашения о намерениях.

    Обычно, участие в соглашении означает наличие юридических последствий для сторон, поскольку суд обычно рассматривает соглашение о намерениях как документ, имеющий юридическую силу.

    При рассмотрении дела о том, что конкретно было заключено — договор или соглашение, доказательства оцениваются судом в пользу договора. Кроме того задействуется презумпция добросовестности отношений между сторонами и их разумности.

    Результаты переговоров на практике могут фиксироваться различными документами. Некоторые виды документов являются прямыми копиями из зарубежной практики, без учета особенностей отечественного правоведения. Основное внимание уделяется сути документа и описываемым в нем обязанностям.

    На деле такой документ может называться протоколом или резюме.

    Достаточной правовой силой соглашение о намерениях может быть наделено, исходя из того, как будут вести себя стороны, и какое содержание имеет указанный документ. При толковании документа судом, информация, зафиксированная в соглашении, воспринимается в буквальном смысле.

    Если буквальное толкование имеет какие-либо трудности, документ рассматривается в сопоставлении с другими условиями взаимодействия сторон и общим смыслом соглашения.

    Если толкование все равно оказывается неэффективным, то в таком случае определяется волеизъявление сторон, которым они руководствовались при составлении документа.

    Суд может определить соглашение о намерениях в качестве договора, при присутствии в нем необходимых для этого признаков. Такими признаками являются обязательства, которые возникают у сторон в связи с составленным документом. Источник данной статьи — https://uralpral.ru. Нарушение указанных обязательств может рассматриваться как нарушение договорных норм.

    В моей практике встречались случаи, когда стороны пытались замаскировать реальную юридическую силу составляемых ими документов, предоставляя их в форме соглашения или протокола.

    Тут важно учитывать, что если в таком соглашении изложены существенные условия сотрудничества, позволяющие сделать вывод о возможности последующего подписания основного договора, то такое соглашение определяется судом всегда в качестве предварительного договора.

    Если в документе напрямую указано то, что документ является необязательным, это не гарантирует того, что суд не определит такое соглашение полноценным договором или сделкой. Основным различием договора от соглашения о намерениях является возможность первого создавать юридические последствия, поддающиеся анализу в суде.

    Если в соглашении зафиксированы существенные условия сделки, документ может быть признан судом в качестве договора на основных условиях.

    Чаще всего суд дает такое определение в том случае, если стороны выполнили одно или несколько из условий, присутствующих в составленном договоре.

    При этом, тот факт, что стороны посчитали соглашение о намерениях необязательным, не защищает стороны от того, что документ может быть использован в качестве доказательства в случае возможного судебного разбирательства.

    Соглашение о намерениях выполняет следующие функции:

    А) Упорядочивающая функция – документ фиксирует отдельный этап переговоров, фактически не подтверждая волеизъявление сторон.

    Б) Связывающая функция – документ направлен на создание юридических отношений между участниками, может исполнять роль договора в суде.

    В) Доказательственная функция – не порождая юридических последствий, соглашение может формировать доказательственную базу в случае судебного разбирательства.

    Источник: https://uralpral.ru/dogovornoe-pravo/soglashenie-o-namereniyax.html

    Юридическая сила соглашения о намерениях в судебной практике Делавэра и в свете новелл ГК РФ

    Имеет ли юридическую силу соглашение о намерениях

    Идея данной записи возникла на сегодняшней лекции Грега Готсмана (Greg Gottesman), управляющего директора Madrona Venture Group, инвестирующей в стартапы Северо-Запада США с 1995 г. Лекция была посвящена содержанию term sheets в рамках венчурных сделок и организована Alliance of Angels в Сиэтле.

    Существуют разные варианты перевода термина term sheet на русский язык: основные условия сделки, протокол о намерениях, соглашение о намерениях и т.п.

    Term sheet представляет собой первый документ, который подписывает венчурная компания с будущими венчурными инвесторами в рамках каждого раунда финансирования, и содержит две основные группы условий: условия, касающиеся экономических аспектов сделки (оценка компании, сумма инвестиции, количество приобретаемых инвесторов акций или прав на акции венчурной компании, ликвидационная стоимость при выходе инвесторов из проекта и др.), и условия, касающиеся контроля (порядок формирования совета директоров финансируемой компании, порядок принятия акционерами ключевых решений, право вето и др.).

    term sheet хорошо освещено, в Интернет выложено множество материалов по данной теме. При этом авторы публикаций по венчурному финансированию и практикующие венчурные финансисты США отмечают, как данность,  что term sheet не имеет обязательной юридической силы.

    Я неоднократно задавался вопросом: если term sheet сделки не имеет обязательной юридической силы, то почему его содержанию уделяется столько внимания?

    В случае с венчурными инвестициями эта нестыковка, как правило, объясняется сложившейся этикой отношений между предпринимателями и инвесторами и репутационными соображениями.

    Если сторона, подписавшая term sheet, откажется следовать ему, то ее репутация будет разрушена, информация в венчурной отрасли США распространяется быстро, нарушитель станет изгоем, и с ним никто больше не захочет иметь дел.

    Тем не менее, возможны полутона. Например, сложности могут возникнуть при обсуждении условий итоговых документов по сделке, договоренности по которым отсутствуют в term sheet или являются неполными. Кроме того, имеют значения и формулировки самого term sheet, а также условия связанных с ним договоров.

    Как известно, спецификой правовой системы США является наличие у каждого штата своего собственного права, наряду с федеральным правом. Штаты наделены довольно широкими нормотворческими полномочиями, и, несмотря на постепенную унификацию законодательства штатов, подходы к отдельным вопросам и качество правового регулирования могут существенно различаться от штата к штату.

    Как  отметил Грег Готсман, венчурные инвесторы предпочитают инвестировать в компании, зарегистрированные в штате Делавэр, который имеет развитое корпоративное законодательство, благоприятное налогообложение и суды, обладающие многолетним опытом разрешения сложных корпоративных споров, в том числе международных.

    В этой связи симптоматичным является дело SIGA Technologies, Inc. v. PharmAthene, Inc. (см. здесь http://courts.delaware.gov/opinions/download.aspx?ID=189780), не так давно рассмотренное судами штата Делавэр, в котором разрешаются вопросы юридической силы term sheet и последствий его нарушения.

    В связи с введением в ГК РФ статьи 434.1 «Переговоры о заключении договора» данное дело может представлять интерес и для российских юристов и финансистов.

    SIGA Technologies, компания, осуществлявшая биотехнологический стартап, обратилась к фармацевтической компании PharmAthene с запросом на предоставление финансирования для разработки своего продукта.

    PharmAthene заинтересовалась продуктом и согласилась предоставить бридж-финансирование SIGA Technologies для покрытия неотложных расходов при условии, что SIGA Technologies согласится на слияние с PharmAthene.

    В итоге переговоров PharmAthene предоставила SIGA Technologies необходимый заем, выступив, по сути, в качестве стратегического инвестора. Стороны также заключили договор о слиянии и подробный term sheet лицензионного соглашения о предоставлении PharmAthene прав на разрабатываемый SIGA Technologies продукт на случай, если слияние не состоится.

    Term sheet содержал прямую оговорку о том, что его условия не имеют обязательной юридической силы (non-binding terms).

    Вместе с тем, договор займа и договор о слиянии предусматривали, что в случае если слияние не состоится, стороны обязуются провести добросовестные переговоры с намерением подписать окончательное Лицензионное соглашение в соответствии с условиями term sheet, и что условия о переговорах сохраняют силу после прекращения указанных договоров.

    Благодаря займу PharmAthene, SIGA Technologies сумела дожить до получения крупного исследовательского гранта от Национального института здравоохранения.

    Как следствие, последняя утратила интерес к слиянию, воспользовалась правом на расторжение договора о слиянии, и стороны перешли к обсуждению условий лицензионного соглашения. Однако переговоры натолкнулись на непреодолимые противоречия.

    В частности, SIGA Technologies, предполагая необязательный характер term sheet, запросила авансовый платеж за лицензию в сумме 100 млн. долларов вместо изначально согласованных 6 млн. долларов.

    PharmAthene обратилась в Канцлерский Суд Делавэра (Delaware Court of Chancery).

    В своем решении суд первой инстанции установил, что SIGA Technologies нарушила обязанность по проведению добросовестных переговоров и доктрину promissory estoppel (поскольку она недобросовестно нарушила соглашение о добросовестном проведении переговоров, а также обещание, закрепленное в term sheet, не имеющем силы договора, на которое разумно полагалась PharmAthene), и удовлетворил требования истца на основании доктрины promissory estoppel.

    Верховный Суд Делавэра частично отменил данное решение и вернул дело в суд первой инстанции для перерасчета убытков, отметив, что обещание провести добросовестные переговоры по условиям лицензионного соглашения имело силу договорного обязательства, поскольку было предусмотрено в действительных договоре займа и договоре о слиянии.

    Таким образом, ответственность за допущенное SIGA Technologies нарушение должна основываться не на доктрине promissory estoppel, в рамках которой пострадавшей стороне, как правило, возмещаются только реальные убытки и фактически понесенные расходы, а на ответственности за нарушение договорного обязательства, которая предоставляет истцу право требовать компенсации убытков в самом широком смысле, включая упущенную выгоду.

    В своем решении Суд пояснил, что рассматривает term sheet лицензионного соглашения как договор, где стороны согласовали некоторые главные условия, но оставили открытыми другие условия для будущих переговоров.

    Такой договор не гарантирует, что стороны достигнут согласия по условиям окончательного договора, однако он не позволяет стороне отменить сделку, отказаться от переговоров или настаивать на условиях, которые не соответствуют предварительному соглашению.

    Выводы американского суда, конечно, не имеют какого-либо значения в контексте российского права. Вместе с тем, их проекция на нормы ст. 434.1 ГК РФ позволяет сделать следующие выводы, которые могут оказаться полезными для понимания содержащихся в указанной статье новелл и оценки связанных с ними рисков:

    1. Ответственность за недобросовестное ведение переговоров и нарушение соглашения о порядке ведения переговоров имеет разные основания и разную природу (в первом случае –внедоговорная ответственность, сходная с ответственностью в рамках доктрины promissory estoppel, во втором случае – ответственность за нарушение договора).

    2. Соглашение о намерениях, предусматривающее порядок ведения сторонами переговоров по окончательным условиям сделки, может быть признано, в части такого порядка, имеющим обязательную юридическую силу, даже если в соглашении о намерениях указано, что оно не является обязательным для сторон.

    3.

    Соглашение о порядке ведения переговоров по сделке, предусмотренной в соглашении о намерениях, не обязательно должно быть оформлено в виде отдельного документа: оно может содержаться в других договорах, заключенных между теми же сторонами. Причем в силу п. 2 ст. 453 ГК РФ условия о порядке ведения переговоров могут сохранять силу после расторжения договора, в которых они содержатся, если это предусмотрено законом, договором или вытекает из существа обязательства.

    Источники:

    Robert Burwell and Howard Miller. When a Non-binding Term Sheet Becomes Binding (http://www.mintz.com/newsletter/2013/Advisories/3203-0713-NAT-COR/index.html)

    Maurice M. Lefkort.  When Your Non-Binding Term Sheet Creates An Enforceable Contract: Important Decision On The Duty To Negotiate In Good Faith (http://www.metrocorpcounsel.com/articles/25449/when-your-non-binding-term-sheet-creates-enforceable-contract-important-decision-duty)

    Источник: https://zakon.ru/blog/2015/7/16/yuridicheskaya_sila_soglasheniya_o_namereniyax_v_sudebnoj_praktike_delavera_i_v_svete_novell_gk_rf

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.